ХОРОШИЙ ФОРУМ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ХОРОШИЙ ФОРУМ » Культура и искусство » Чужие стихи


Чужие стихи

Сообщений 101 страница 120 из 442

101

А.И.Купчишин
ЛЮБОВЬ ПЫТАЙТЕСЬ УБЕРЕЧЬ.

В простых вещах так много смысла,
Прекрасен миг желанных встреч.
Гоните прочь сварные мысли,
Любовь пытайтесь уберечь.

Затмили мир застой и затхлость,
Стараясь нити жизни сжечь –
Гоните прочь обман и зависть,
Любовь пытайтесь уберечь.

Бывает плохо почему-то,
И начинает сердце печь –
Гоните прочь печаль и смуту,
Любовь пытайтесь уберечь.

Пусть вам весна цветет и лето,
Сумейте люд собой увлечь.
Гоните прочь наветы, сплетни,
Любовь пытайтесь уберечь.

Пока что ваша песнь не спета,
Но не об этом в общем речь.
Гоните прочь ненастья, беды,
Любовь пытайтесь уберечь.

А если солнце вам не светит,
Над головою вьется меч,
Гоните прочь дурные вести,
Любовь пытайтесь уберечь.

0

102

Есенин

Пускай ты выпита другим,
Но мне осталось, мне осталось
Твоих волос стеклянный дым
И глаз осенняя усталость.

О, возраст осени! Он мне
Дороже юности и лета.
Ты стала нравиться вдвойне
Воображению поэта.

Я сердцем никогда не лгу,
И потому на голос чванства
Бестрепетно сказать могу,
Что я прощаюсь с хулиганством.

Пора расстаться с озорной
И непокорную отвагой.
Уж сердце напилось иной,
Кровь отрезвляющею брагой.

И мне в окошко постучал
Сентябрь багряной веткой ивы,
Чтоб я готов был и встречал
Его приход неторопливый.

Теперь со многим я мирюсь
Без принужденья, без утраты.
Иною кажется мне Русь.
Иными - кладбища и хаты.

Прозрачно я смотрю вокруг
И вижу, там ли, здесь ли, где-то ль,
Что ты одна, сестра и друг,
Могла быть спутницей поэта.

Что я одной тебе бы мог,
Воспитываясь в постоянстве,
Пропеть о сумерках дорог
И уходящем хулиганстве.

+1

103

Александр Становский
ПОКАЯНИЕ

Прости меня, жена, что я любил другую,
Прости, что не донёс до каменной плиты
Я в памяти тебя, такую молодую,
Что позабыл на миг родные мне черты!

Мне показалось вдруг, что женщина чужая
Дать сможет в жизни то, что ты не додала,
И что способна так, детей мне не рожая,
Воздать мне за любовь, что ты не воздала!

Она свежа на вид, и нет у ней изъяна,
Она умна, и всё ж не то любил я в ней,
А то, что на беду «она звалась Татьяна»,
И нет уж много лет мне имени родней!

Я ей писал стихи и посвящал ей оды,
Я звал её с собой в неведомую даль,
А ты меня ждала, не торопя природы,
Не проронив слезы и утаив печаль...

Моя любовь дотла сожгла больную душу,
Повергнув жизнь твою в бессмысленный кошмар, —
Поверь мне, милая, что, хоть любить не трушу,
Тебе не нанесу предательский удар!

...Прости меня, жена, что я любил другую,
Прости, что не донёс до каменной плиты
Я в памяти тебя, такую молодую,
Что позабыл на миг родные мне черты!

Я виноват лишь в том, что путь в смятеньи пройден:
Был трезвым я порой иль беспробудно пьян,
Благодаря тебе, — красивых иль уродин, —
Любил я без ума на свете всех Татьян!..

0

104

Жукова Наталья

Что может быть светлее слова мама,
Что может быть священней и сильней?
Но лишь утратив, понимаем главное,
И долг пред нею всех долгов важней!

Родней ее и ближе - нет на свете:
Мы слышим сердца стук издалека
И знаем, для нее семья и дети
Важнее остального и себя.

Мы помним все - ее глаза и руки,
Тепло живое, счастье и любовь!
И с нею рядом не страшны недуги,
И с нею рядом мы лишь дети вновь!

Но годы шли... Мы, мудростью лукавя,
Искали для себя свои пути...
Мы разлетелись, часто забывая,
Что от нее основу обрели!

И в суете мирской, заботах каждодневных
Не часто вспоминали, что за нас
Там, в глубине России, бьется обостренно
Тот пульс, то сердце, что не раз нас спас!

Но в этот час, в минуты скорбной вести,
Утратив вдруг все грезы и мечты,
Стоим мы, мама, вспоминая встречи
И каемся о том, какие мы...

Жизнь матери есть подвиг неприметный-
Её любовь со смертью не умрет!
Мы чуем сердцем, как в молитвах светлых
Она за нас, живей, живых живет!


Я женщина! Мне нравится быть ею.
Я слабая, я нежная, я грею.
Я смысл земной постигнуть возжелала.
Я - женщина, я слабая. Мне мало.

Любовь, уют, покой - готово ли гнездо?
Куда земная Радость сотворит тепло.
И где родятся следствия Любви.
Гнездо, где я и он, и результат - птенцы.

Хозяюшка, жена, любовница иль няня.
Которую из них я выбираю?
А, может, я вместить должна все это разом?
Я - женщина! А значит - я могу все сразу.

Я - мать Исида. Я - Богиня где-то,
Но дни летят и сеют наши беды.
Чтоб всходы мы собрали пополней,
Для нас открыа неземная дверь.

Быть преданной гнезду; быть верной долгу;
Растить других, чтоб выпустить в дорогу;
Учить всему, что в жизни ожидает;
А, главное, любить, сердечно доверяя.

Но времени Дракон: коварен и хитер.
Меня он обманул, насыпав зелье в Сон.
Я не заметила, как годы пролетели,
А оглянулась на гнездо - все улетели.

Мой Друг - свистун, самозабвенен в песне.
Забыв о прошлом, ищет он невесты.
И перья распустив, исходит в звонких трелях:
Для самочек иных, он опытен в том деле.

И птенчики мои нашли свои пути.
И крылья закаляют с высоты.
Им предстоят дороги, испытанья.
Им путь открыт в дерзаньях.

Я женщина: тиха, кротка, нежна.
Мне силы не прибавила вина.
Вина любви и игр, но Жезл Гермеса
Мне Мудрость подарил и приоткрыл Завесу.

Я - женщина. Мне нравится быть ею.
Мои глаза - чисты. они прозрели.
Я суть читаю, к истине идя.
Я - женщина и Мудрость мне - сестра.

0

105

Когда я закончу труды и заботы,
и встану над белой рекой,
и ангел укажет мне переправу
пернатой своей рукой,
и спросит меня чей-то голос усталый:
"Что делал ты в жизни земной?"
Отвечу: "Не так уж и мало,
я просто всегда умел
смеяться над собой.

(Не помню кто)

0

106

Кризис без возраста

Пора поднапрячься и сделать лицо попроще.
И выйти куда-нибудь. Замуж. В окно. На площадь -
Дворцовую, Красную, белую, голубую...

Уехать. Вернуться. Остаться. Забыть. Напомнить.
Себя расселить по десяткам домов и комнат,
У зеркала встать, да и нарисовать - любую

Другую. Купить разноцветных и диких тряпок.
Заняться обедами. Спрятать и перепрятать
Себя. Как собака, жевать потайную травку.

Сильнее всего, что шевелится, и слабее
Своей неспособности принадлежать плебею,
Черстветь, огрубляться, вносить бытовую правку

В ментальность - под сорок градусов, под икорку...
Концепцию блядства внедряя в свою подкорку,
Реальность из тени выхватывая кусками,

Друзей предавая, отпугивая знакомых,
Хоть что-нибудь делать, но выйти из этой комы...
И выжить. И жить, никого в себя не впуская.

Тоска ведь...

А. Анистратенко

+2

107

А.И. Всрожейкин

Холодный мокрый ветер листья обрывает

И, поиграв чуть-чуть, бросает на траву.

Не надо их жалеть: они ж не знают,

Что так задумано природой на веку…

Скорблю о том, что я уже давно немолод -

Кровь остывает в моих жилах день за днем

И в сердце пробирается могильный холод,

Все чаще заставляя думать о былом.

Еще порою хочется любить и быть любимым,

Встречать вдвоем рассветы и цветы дарить,

Мечтать о невозможном, быть счастливым,

И о высоких чувствах пылко говорить!

Весь жар своей души любимой посвящая,

Не требуя взамен признания в любви,

Я как свеча сгорю дотла и, всё прощая,

Напомнить ей хочу лучи своей зари….

Уж угасают краски дня и серый вечер

Скрывает многое на жизненном пути,

Но я припоминаю всё… и эту встречу…

И ощущаю вновь волнение в груди….

Не верю я, что всё возможно в этой жизни,

И нет преград мечте и чувству в вышине

Но всё былое не вернуть… И с укоризной

Прошу, не вспоминайте обо мне….

0

108

Сдвинуть в сторону прядь. Прикоснуться легонько к
щеке.
Ты не спишь? И дыхание в такт стуку сердца подстроить.
Раствориться. Расплавиться. Влиться в когда-то пустое.
Осторожно обнять. Ощутить себя щепкой в реке.
...

Через водовороты, вершины и звездные пяльцы,
Через солнечный свет по паркету мореного дуба...
Восхищенно вдохнуть, приоткрыв твои теплые губы,
Оборваться, взорваться, на мелкие части распасться...

Осознать, что ход времени жалок... когда на рассвете
У меня же та самая Вечность растянута вдвое -
Ты сказала бы раньше, что в жизни бывает такое,
Я бы ждал этот день, я бы жил ожиданием этим.

Вдруг опомнившись, крепче обнять и в плечо рассмеяться,
Посмотри на часы - уже вечер, а ты не одета...
Улыбнись мне, скажи, что в такое горячее лето
Ты не видишь причин, по которым должна одеваться...
...

Сдвинуть в сторону прядь. Прочитать строчку справа налево.
Перевернута жизнь. И губами висок перечерчен.
Ты желаннее всех на земле существующих женщин.
Что ж, Принцесса... теперь Вы навеки - моя Королева.



Я на плечи тебе свой пиджак осторожно накину, (Поцелую за ухом...)
ты (правда) мне нравишься рыжей...
И ладонь положу на (по девичьи) узкую спину,
Ощущая, как мы с каждым шагом становимся ближе.

Будет плыть сигаретный дымок (безмятежно-отважный),
Мое пиво (пожалуй) не станет причиной разлада...
Говорить стоит тут лишь о том, что казалось неважным...
И шагать по Москве...
Нас настигнет ночная прохлада -

(Это значит - пора...)
Я открою тяжелые двери...
Лифт откроется сам - краткий рай для двоих, ты согласна?
Боже мой, ты со мной - я (по прежнему) в это не верю...
Но с другой стороны - (точно знаю, что) это прекрасно

0

109

txt

позднего гостя заманиваешь в тепло,
мечешься - что приготовить, чем угостить,
гость начинает рассказывать о делах,
ты разливаешь чай.

гость говорит о поездке, положим, в Крым.
гость достает фотографии, на столе
перед тобою - Крым. говоришь: ого!
и подливаешь чай.

гость повествует о том, как в Крыму тепло,
гость сожалеет о том, как простыл в пути,
гость говорит о работе, жене, долгах,
гость говорит: пора.

гость говорит: посижу еще пять минут,
гость говорит: обязательно съезди в Крым.
делает бутерброд и, с набитым ртом, -
как у тебя дела?

а... говоришь. да дела мои... ничего.
скушай еще бутерброд. да, дела - ништяк...
слушай, а может, останешься до утра?
гость понимает не так.

ой, говоришь и краснеешь во все лицо,
слушай, мне просто... очень нехорошо,
тут, понимаешь, друг от меня ушел...
гость выдает зевок.

нет, не любовник - а друг, понимаешь? друг,
долго... дружил, а теперь вот ушел к другой,
ты понимаешь? гость говорит: угу,
гость говорит: пойду.

лето в этом году, говорит, дерьмо,
вроде бы август, а хоть залезай в пальто.
кстати, давно собирался, да все молчал...
друг этот твой - чудак.

ты закрываешь дверь, выливаешь чай,
ставишь будильник на семь, выключаешь свет.
сон, за которым падаешь в темноту,
некому рассказать.

А. Анистратенко

+1

110

Что, странная привычка, заглядывая в окна,
бродить, не замечая, струй льющего дождя?
Нет, зонтик не забыла, а то, что я промокну,
нисколько не заботит неспящую меня.

Нет, что Вы, помешать мне не можете ни капли,
я просто не замечу волнующихся глаз.
Нет, я не одинока, и вечер мой не занят,
и я не собираюсь вдруг убегать от Вас.

В кафе? Ну, что ж, зайдемте. Наверно, Вы устали,
ведь не дала ответа ни на один вопрос.
Поможете с пальто мне? Спасибо. Ах, упали
перчатки. Вы сегодня настроены всерьез?

Нет? Что ж, на том спасибо, ведь просто заблудилась
сегодня я средь окон чужих и средь людей.
И Вы чужой. Не лгите, что будто уследили,
как я сейчас возникла из тонких струй дождей.

Что, угостить хотите? Тогда, возможно – чаю? –
От кофе я под утро ворочаюсь без сна.
Вопрос? Да, задавайте. Но я не отвечаю
на тот вопрос, в котором быть не могу честна.

Ну что с того, что ночью мне дома не сидится,
и что с того, что окна люблю чужие я?
Не спится и без кофе. Давно уже не спится.
Нет, я не расскажу Вам ни слова про себя.

Как звать меня? – Банально. К чему Вам мое имя?
Ведь, помнится, назвали, Сударыней уже.
Давайте все забудем, а имена пустые,
оставим за дверями, пусть мокнут при дожде.

Так что же Вы хотели услышать нынче, сударь?
Люблю ли я цветы? Да, розы. Подождать?
Постойте и скажите: неужто Вы кому-то
искать цветы пойдете под струями дождя?

Вы влюблены? В кого же? В меня? Ах, не смешите.
Ведь мы знакомы с Вами всего какой-то час.
Да, стойте! Ну, куда Вы? Ах, розы… Подождите!
Да, пять минут согласна здесь посидеть без Вас.

Вы, сударь, появились так быстро и с цветами,
да где же этой ночью смогли их раздобыть?
Спасибо, мне приятно. Вы вечер мой украли
и я уже, наверно, Вас не смогу забыть.

Нет-нет, ну что Вы, что Вы… Я Вас не обвиняю,
а просто я пытаюсь саму себя понять:
не Вы ль тому причина, что я себя теряю,
и что я каждый вечер под дождь иду гулять?

Мой телефон? Не нужно. Вот Ваш возьму, пожалуй.
Хотя зачем? Конечно, не буду я звонить.
Но, мало ль, что случится. Когда-нибудь, однажды
я захочу о встрече ночной поговорить.

А встреча этой ночью пусть будет нашей тайной
и сказка, что сегодня Вы подарили мне,
пусть будет Нашей сказкой, которую случайно
мы обронили в этом затерянном кафе.

Теперь приобретёте Вы странную привычку,
заглядывая в окна, бродить по вечерам.
А я кафе ночное найду по этим спичкам
и кофе-капуччино там закажу я Вам.

Теперь пора прощаться. Спасибо Вам за розы,
спасибо вам за счастье, подаренное мне.
Нет, я не поцелую. И это – дождь, не слезы.
Как жалко – Вы промокли и по моей вине.

Прощайте. Нет, постойте. Ведь если захотите
меня Вы вновь увидеть, Вам нужно выйти в ночь,
найдя кафе ночное, Вы там свечу зажгите
и закажите чаю. Прийдем и я, и дождь.

+1

111

Что наша жизнь? Плохая пьеса,
В которой выпало играть.
Сперва костюмы подобрать,
Во чреве матери одеться.
Десяток реплик, мизансцен,
Два-три удачных монолога...
Кто доживёт до эпилога,
Тому не весело совсем.
Остатки славы и стыда
Укрыло занавеса бремя...
Мы поиграть пришли на время.
Мы умираем навсегда.


Уолтер Рэли
***

Глупая Голубая птица:
никуда-то ей не летится,
да зато хорошо бредётся
куда придётся -
по лугам, по долам,
по несрочным делам.
Ах, всего у неё в избытке,
на невидимую нанизано нить -
и она собирает незабудки,
чтобы ничего не забыть.
Ходит, значит, с места на место,
ни с каким не роднясь жильём:
крылья вместе сложила - и баста,
и летает в сердце своём.
Всё равно её не жалей:
дескать, бедная странница...
её небо всегда при ней -
что с ней станется!


Е. Клюев

0

112

Кот

Вон тот жирный кот
Спит на диване.
Мышь видит он или же сон
О свежей сметане.
А может, мечта его увела,
Свободным и гордым,
В край, где мяучат, дерутся, рычат
Похожие морды.
Ловки и дики, стройны и хитры...
Или в берлогу:
Люди с докучной заботой туда
Проникнуть не могут.
Сильные львы огромны, страшны,
Кровавая пасть,
Лапы проворны и когти остры,
Песочная масть,
Пристальный взгляд и поджарый зад,
Уши торчком.
Корм им не нужен - догонят ужин
Одним прыжком
Ночью в глуши, в тревожной тиши...
Они далеко.

Очень давно за молоко
Воля навек отдана.
Но тот жирный кот,
Хоть в холе живёт,
Её не забыл. Вот.

Дж. Р. Р. Толкиен "Приключения Тома Бомбадила"

0

113

ДВОРЕЦ

Каменщик был и Король я - и, знанье свое ценя,
Как Мастер, решил построить Дворец, достойный меня.
Когда разрыли поверхность, то под землей нашли
Дворец, как умеют строить только одни Короли.

Он был безобразно сделан, не стоил план ничего,
Туда и сюда, бесцельно, разбегался фундамент его.
Кладка была неумелой, но на каждом я камне читал:
"Вслед за мною идет Строитель. Скажите ему - я знал".

Ловкий, в моих проходах, в подземных траншеях моих
Я валил косяки и камни и заново ставил их.
Я пускал его мрамор в дело, известью крыл Дворец,
Принимая и отвергая то, что оставил мертвец.

Не презирал я, не славил; но, разобрав до конца,
Прочел в низвергнутом зданье сердце его творца.
Словно он сам рассказал мне, стал мне понятным таким
Облик его сновиденья в плане, задуманном им.

Каменщик был и Король я - в полдень гордыни моей
Они принесли мне Слово, Слово из Мира теней.
Шепнули: "Кончать не должно! Ты выполнил меру работ,
Как и тот, твой дворец - добыча того, кто потом придет".

Я отозвал рабочих от кранов, от верфей, из ям
И все, что я сделал, бросил на веру неверным годам.
Но надпись носили камни, и дерево, и металл:
"Вслед за мною идет Строитель. Скажите ему - я знал."

Редьярд Киплинг

0

114

Я опять себе обещаю,
Что начну по-новому жить...
Не грустить! - Я себя заставляю,
Я себе запрещаю любить.
Я опять себе обещаю,
Что забуду обиды былые
Всё забыть! - Я себя наставляю
Просто люди были те злые.
Я опять себе обещаю
Что начну улыбаться прохожим,
Поднимись! - Я себя призываю
И не будь на других похожей.
Я опять себе обещаю
Что останусь верной мечте
Просто верь! - Я себе повторяю
Верь себе и конечно судьбе.
Я опять себе обещаю
Что смотреть буду только вперёд
Посмотри! - Я глаза поднимаю,
Вот дорога - она приведёт!
Я опять себе обещаю,
Что с пути не собьюсь никогда,
Ты иди! - А куда? Я не знаю,
Вдруг дорога та не верна?
Я опять себе обещаю,
Что начну по-новому жить,
Ты не ври! - Я себя умоляю
Ведь не сможешь такою ты быть!

+1

115

Найти б дорогу в край, где пахнет счастьем,
И не искать обратного пути.
Играть с судьбой,выигрывая часто,
И понимать –
Быть женщиной - светить.

Ждать праздников, как юношей безусых,
И азбуку прощания учить.
Быть женщиной, рождённой для безумства,
И одеваться в лунные лучи.

Быть замужем за Пьером или Глебом,
Блистать в Париже или жить в Твери,
Держать в руках танцующее небо,
Дышать грозой,
Быть женщиной – творить!

Пить дождь ночной, как неба сок, как радость,
Обвить удачу с ловкостью плюща,
Взойти на солнце по одной из радуг,
И научиться главному - прощать.

7 марта 2008 г.
Ольга Олгерт

0

116

Владимир Бенедиктов
К ЖЕНЩИНЕ

К тебе мой стих. Прошло безумье!
Теперь, покорствуя судьбе,
Спокойно, в тихое раздумье
Я погружаюсь о тебе,
Непостижимое созданье!
Цвет мира - женщина - слиянье
Лучей и мрака, благ и зол!
В тебе явила нам природа
Последних тайн своих символ,
Грань человеческого рода
Тобою перст ее провел.
Она, готовя быт мужчины,
Глубоко мыслила, творя,
Когда себе из горсти глины
Земного вызвала царя;
Творя тебя, она мечтала,
Начальным звукам уст своих
Она созвучья лишь искала
И извлекла волшебный стих.
Живой, томительный и гибкой
Сей стих - граница красоты,
Сей стих с слезою и с улыбкой,
С душой и сердцем - это ты!

В душе ты носишь свет надзвездный,
А в сердце пламенную кровь -
Две дивно сомкнутые бездны,
Два моря, слитые в любовь.
Земля и небо сжали руки
И снова братски обнялись,
Когда, познав тоску разлуки,
Они в груди твоей сошлись,
Но демон их расторгнуть хочет,
И в этой храмине красот
Земля пирует и хохочет,
Тогда как небо слезы льет.

Когда ж напрасные усилья
Стремишь ты ввысь - к родной звезде,
Я мыслю: бедный ангел, где
Твои оторванные крылья?
Я их найду, я их отдам
Твоим небесным раменам...
Лети!.. Но этот дар бесценный
Ты захотела ль бы принять
И мир вещественности бренной
На мир воздушный променять?
Нет! Иль с собой в край жизни новой
Дары земли, какие есть,
Взяла б ты от земли суровой,
Чтобы туда их груз свинцовый
На нежных персях перенесть!
Без обожаемого праха
Тебе и рай - обитель страха,
И грустно в небе голубом:
Твой взор, столь ясный, видит в нем
Одни лазоревые степи;
Там пусто - и душе твоей
Земные тягостные цепи
Полета горнего милей!

О небо, небо голубое!
Очаровательная степь!
Разгул, раздолье вековое
Блаженных душ, сорвавших цепь!
Там млечный пояс, там зарница,
Там свет полярный - исполин,
Там блещет утра багряница,
Там ездит солнца колесница,
Там бродит месяц - бедуин,
Там идут звезды караваном,
Там, бросив хвост через зенит,
Порою вихрем - ураганом
Комета бурная летит.
Там, там когда-то в хоре звездном,
Неукротим, свободен, дик,
Мой юный взор, скользя по безднам,
Встречал волшебный женский лик;
Там образ дивного созданья
Сиял мне в сумрачную ночь,
Там... Но к чему воспоминанья?
Прочь, возмутительные, прочь!

Широко, ясно небо Божье,-
Но ты, повитая красой,
Тебе земля, твое подножье,
Милей, чем свод над головой!
Упрека нет,- такая доля
Тебе, быть может, суждена;
Твоя младенческая воля
Чертой судеб обведена.
Должна от света ты зависеть,
Склоняться, падать перед ним,
Чтоб, может быть, его возвысить
Паденьем горестным твоим;
Должна и мучиться и мучить,
Сливаться с бренностью вещей,
Чтоб тяжесть мира улетучить
Эфирной легкостью твоей;
Не постигая вдохновенья,
Его собой воспламенять
И строгий хлад благоговенья
Слезой сердечной заменять;
Порою на груди безверца
Быть всем, быть верой для него,
Порою там, где кету сердца,
Его создать из ничего,
Бездарному быть божьим даром;
Уму надменному назло,
Отринув ум, с безумным жаром
Лобзать безумное чело;
Порой быть жертвою обмана,
Мольбы и вопли отвергать,
Венчать любовью истукана
И камень к сердцу прижимать.

Ты любишь - нет тебе укора!
В нас сердце, полное чудес,
И нет земного приговора
Тебе, посланнице небес!
Не яркой прелестью улыбки
Ты искупать должна порой
Свои сердечные ошибки,
Но мук ужасных глубиной,
Томленьем, грустью безнадежной
Души, рожденной для забав
И небом вложенной так нежно
В телесный, радужный состав.
Жемчужина в венце творений!
Ты вся любовь; все дни твои -
Кругом извитые ступени
Высокой лестницы любви!
Дитя, ты пьешь святое чувство
На персях матери, оно
Тобой в глубокое искусство
Нежнейших ласк облечено.
Ты дева юная, любовью,
Быть может, новой ты полна;
Ты шепчешь имя изголовью,
Забыв другие имена,
Таишь восторг и втайне плачешь,
От света хладного в груди
Опасный пламень робко прячешь
И шепчешь сердцу: погоди!
Супруга ты,- священным клиром
Ты в этот сан возведена;
Твоя любовь пред целым миром
Уже открыта, ты - жена!
Перед лицом друзей и братий
Уже ты любишь без стыда!
Тебя супруг кольцом объятий
Перепоясал навсегда;
Тебе дано его покоить,
Судьбу и жизнь его делить,
Его все радости удвоить,
Его печали раздвоить.
И вот ты мать переселенца
Из мрачных стран небытия -
Весь мир твой в образе младенца
Теперь на персях у тебя;
Теперь, как в небе беспредельном,
Покоясь в лоне колыбельном,
Лежит вселенная твоя;
Ее ты воплям чутко внемлешь,
Стремишься к ней - и посреди
Глубокой тьмы ее подъемлешь
К своей питательной груди,
И в этот час, как все в покое,
В пучине снов и темноты,
Не спят, не дремлют только двое:
Звезда полночная да ты!
И я, возникший для волнений,
За жизнь собратий и свою
Тебе венец благословений
От всех рожденных подаю!

+1

117

АЛЕКСАНДР ГАЛИЧ

Не бойтесь тюрьмы, не бойтесь сумы,
     Не бойтесь мора и глада.
     А бойтесь единственно только того,
     Кто скажет: “Я знаю, как надо!”
     Кто скажет: “Всем, кто пойдет за мной,
     Рай на земле - награда!
     Гоните его! Не верьте ему!
     Он врет! Он не знает, как надо!

+1

118

Cергей Соколов
Любите нас

Как в жизни нашей равнодушья много
К тому,что кто-то в горе и нужде.
И для того,кто счастлив хоть немного,
Найдётся тот,кто с ложкой дёгтя при себе.
По жизни все идём одной дорогой.
Все одинаковы,но разные совсем.
Душою кто здоровый,кто убогий.
Порой звучит вопрос:а жизнь-зачем?
Слова в избытке сердца молвят злые.
Когда не зная,что творят,злословят вас,
Прислушайтесь,слова души-иные,
В безмолвии гласят: любите нас.
Конфликт веков-родители и дети.
Прислушаться бы нам хотя бы раз.
Вот из подвалов эхом раздаётся
Детский голос:любите нас,любите нас.
Как много огорчения приносим
Своим родителям(случается порой).
И,может быть,прощения не просим,
Смотрите,годы метят сединой.
Они не скажут,с горестной улыбкой
Простят опять,прощая много раз.
Услышьте сердцем просьбу их:
Пока мы живы-любите нас,любите нас.
Источник жизни-сердце сберегите.
Оно любить способно так,как любит Бог.
И на скрижалях сердца напишите
Любить всех ближних так,как любит Он!

0

119

Денис Казанцев

Я ВИНОВАТ,

ЧТО НЕБО СЕРЫМ ПЛЕДОМ

ОКУТАЛО ВЕРШИНЫ ВСЕХ ХОЛМОВ.

Я ВИНОВАТ,

ЧТО ЗДАЛСЯ НАШИМ БЕДАМ

И КАЖДЫЙ ДЕНЬ,КАК БУДТО БЫ СУРОВ…

Я ВИНОВАТ,

ЧТО ВЕТЕР НЕ СМОЛКАЕТ

И ЭТОТ ПРЕСТАРЕЛЫЙ ЛИСТОПАД...

Я ВИНОВАТ,

ЧТО ДОЖДЬ ТЕБЯ ТЕРЗАЕТ -

Я ВИНОВАТ...

Я ВИНОВАТ...

Я ВИНОВАТ.

ВИНОВЕН В ТОМ,

ЧТО СОЛНЦЕ НЕ УСПЕЛО

СОГРЕТЬ ПРОШЕДШИМ ЛЕТОМ ВЕЧЕРА.

ВИНОВЕН В ТОМ,

ЧТО СЕРДЦЕ НЕ СОГРЕЛО,

ЛЮБОВЬЮ, НЕ СЕГОДНЯ, НЕ ВЧЕРА.

Я ВИНОВАТ

ВО ВСЕХ БЫЛЫХ ДЕЯНЬЯХ,

КОТОРЫЕ НАВЕРНО НЕ ПРОСТИТЬ?!

НО НЕ ВИНОВЕН,

В ТОМ,

ЧТО Я ЛЮБИЛ В СТРАДАНЬЯХ...

НЕ ДАЙ ГОСПОДЬ... ТЕБЕ ВОТ ТАК ЛЮБИТЬ!

+1

120

Если слово "любовь" не вонзается пчелкою жалящей,
Если больше не плачешь большими слезами, не жалуешься,
Если славы вкусила и сладости Божьего мякиша
В темно-алом вине, - увернись от летящего мячика,
Прокричи: "Не игрок!" - проглотив клокотание суффикса,
И беги через двор, сквозь белье, что на солнышке сушится,
Вдоль заборов, старух, каравана сараев, поленницы:
Кто захочет догнать - за тобой побежит, не поленится.
Пролети через детское, плоское, мокрое, яркое -
И очнись в этом городе под воробьиною аркою,
Между двух сумасшедших в потрепанном чем-то, залатанном...
Почему ты заплакала?
Это вовсе не грустно, и здесь ничего не потеряно,
Это только царапина, ветка шиповника, терние,
Безобидная черточка нового ясного облика,
Мимолетная летняя тень предвечернего облака.
Если даже, допустим, слегка кровоточит, и пальчики
Этим розовым, красным, малиновым соком запачканы, -
Это значит всего лишь, что живо создание Божие,
На траву не похожее и на цветы не похожее.
Это значит, Психея, что вновь в оболочке божественной,
Не в лягушечьей шкурке, а в розовой кожице женственной,
Обреченной любить и рожать, ты учиться обязана
Новым складочкам губ, и походке весенней, и бязевым
Простыням, на которых любовь. И слезам. И величию,
Что в придачу дано незнакомому прежде обличию.
Вновь Марией евангельской, наголо в гетто остриженной,
Ты свыкаешься с островом, городом, каменной хижиной,
Носишь имя Марина, как вечера отблеск малиновый,
Как молельного дома страдальческий свет стеариновый,
Примеряешь одежки, и воспоминанья, и почерк,
Коммунальное детство, и март, заострившихся почек
Набуханье, и дрожь, и сияющий, жалящий
Неотступной поэзии свет, и пожар, и пожарище...
Две заплаты на платье залетной Психеи-скиталицы
Нарисуй второпях и с размаху сотри - не считается!
Побывай во Флоренции, сыну купи эскимо,
В середине сеанса беспечно сбеги из кино,
И попробуй малину с лотка, пусть малиновый сок
С тонких пальцев, смахнувших пчелу, попадет на висок,
И напомнит, напомнит, напомнит... и нежная странница
Никому не достанется. И ничему не достанется.

0


Вы здесь » ХОРОШИЙ ФОРУМ » Культура и искусство » Чужие стихи